fbpx

Карусель


Страница тега "Доменико Модуньо"

Описание страницы тега

АННА ЗАЦВЕЛА РОЗОЙ

Анна зацвела розой, а теперь светит нам лучами, вращаясь между Марсом и Юпитером...
Анна зацвела розой... В ней восхищал голос с оригинальным тембромАнна Герман — одна из крупнейших звёзд польской эстрады, человек, незаурядной личности и таланта. Её счастливой звездой была необыкновенная музыкальность, большой голосовой диапазон, неповторимая индивидуальная манера исполнения и воодушевляющий тщательно подобранный репертуар. Она не следовала моде — всегда оставалась верна себе.
В ней восхищал голос с оригинальным тембром, чистый, звонкий, благородный; в нем была жемчужность колокольчиков и мягкость шелка, интерпретация произведений отличалась неповторимой лиричностью.
Анна зацвела розой.. Своим исполнением Анна завоевала любовь миллионов поклонников, почитателей, сторонников. Несмотря на высокое звание певицы, она всегда оставалась скромной, всегда с лёгкостью общалась с людьми, отличалась необыкновенной впечатлительностью и культурой. Необычайно красивая, величавая, исполненная природного женского обаяния и чувства юмора, она была чувствительным, деликатным человеком.
Её очень радовала большая популярность в Польше и Советском Союзе. Некоторые даже принимали её за советскую певицу. На вопрос, знает ли она об этом, Анна Герман отвечала:
— Знаю. Это, наверное, от того, что я бегло владею русским языком, у меня хороший акцент, кроме того, исполняю на нем некоторые песни.

ТУРНЕ ПО СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ

Турне по Советскому Союзу... Лия Спадони, актриса, журналистка, корреспондентка Ленинградского радио, подруга певицыИЮЛЬ 1972 ГОДА

Турне по Советскому Союзу... Большой летний театр в Измайловском саду. Зрители не расходятся, ждут появления Анны. А Анну задерживаю я. Она сидит обессиленная, облокотившись на гримировальный столик, в зеркале отражается её совсем девичий нежный профиль и выбившиеся из подобранного «хвоста» вьющиеся золотистые и тоже усталые пряди волос. Кругом охапки цветов, собрать их у Анны нет сил.
Я вижу, как она устала, и мне неловко терзать её расспросами:

— Анна, может быть, не сейчас... но кто знает, что будет у Вас в последующие дни?..
АННА ГЕРМАН:
Нет, давайте лучше сейчас. Я немножко отдышалась, а Вы говорите со мной как доктор, так что ничего...
Я вынимаю из сумки журнал «Польша» 70-го года с портретом Анны Герман на обложке. Очень похудевшая, в андалузском наряде, она стоит вполоборота, лихо подбоченясь, и счастливо улыбается.
— Вот этот журнал — всему виной, — говорю я. — Стоило мне прочитать статью о Вас, как я поняла, что должна видеть Вас, слышать и говорить с Вами. Но пришла я не от музыкальной редакции, а от литературно-драматической, и поэтому мой основной вопрос связан с Вашей книгой. Скажите... вот теперь, когда самое страшное уже позади, когда Вы снова вышли на эстраду, когда фактически началась Ваша вторая «рукотворная» жизнь, что бы Вы написали, если бы у Вас появилось желание и время написать вторую часть «Вернись в Сорренто?», но уже без вопросительного знака?
АННА ГЕРМАН:
Ну, тогда начать надо с того, что я жить не могу без своей любимой работы. Возвращения к ней мне пришлось довольно долго ждать, потому что, когда я выздоровела: смогла сидеть, потом ходить, потом даже гостей принимать, смеяться, петь очень долго не могла — а мне без пения совсем плохо...

    
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(154 голоса, в среднем: 2.1 из 5)