Журнал Анна Герман

ЗОЛУШКА СОВЕТСКОЙ ЭСТРАДЫ

Вступление

редактор журнала «Анна Герман».

Золушка советской эстрадыО ней пишут: «несправедливо подзабытая «Золушка» советской эстрады». Да, к сожалению, это так и поэтому тема нашего сегодняшнего разговора об этой несправедливо забытой певице, которая стала восходить на эстраду ещё в начале 1970-х, и зовут её Таисией Калинченко.

Текст статьи

Золушка советской эстрадыНа эстрадный олимп студентку Ленинградской консерватории Таисию Калинченко вытащил конкурс молодых дарований «Весенний ключ», организованный журналом «Смена». Фото победительницы украсило обложку журнала. Таисию взяло в оборот Ленинградское телевидение. Её пригласили работать в Ленконцерт.
Награды посыпались дождиком. Калинченко стала лауреатом всесоюзных конкурсов советской и комсомольской песни, дипломантом «Красной гвоздики».
Все было прекрасно, кроме собственно репертуара. Зритель никак не мог идентифицировать Таисию. Не хватало маркерной песни, пока композитор Игорь Цветков не предложил ей «Золушку».

Эксклюзивных прав на эту песню у Калинченко не было. «Золушку» перепела Людмила Сенчина. Почему слушатель связал эту песню с ней, а не с Калинченко, невозможно понять, хотя приоритет в этом случае совсем не очевиден.
Таисия говорила: «Конфликта не было, но было неприятно. Так все хорошо у меня складывалось, и вдруг такая история. Непривычная… Конечно, мне было обидно, но никогда нигде ни единым словом я об этом не обмолвилась. А прошло время, и я поняла, как удачно получилось. Выиграла песня! Наверное, она и живёт так долго потому, что пели её и я, и Люся. Когда пришло время конкурса «Песня года-73», редакторы позвонили Цветкову и спросили, кого бы он из нас двоих хотел видеть в финале. Игорь назвал меня. И в финале пела я. Так что какие к Сенчиной могут быть претензии? Мы с Людмилой Петровной в хороших отношениях».
Засветилась Калинченко и в следующей «Песне года», в 1974-м. Но песня «Крестики-нолики», с которой она выступила, хитом стать никак не могла. Её содержание с головой выдаёт строчка: «Вот и вся история, нет в ней ничего…». Удивительно то, что эту песню у Таисии никто увести не пытался.
Калинченко как-то шла все мимо популярного репертуара. Может, душа её жаждала музыки серьёзной? Вместе с Эдуардом Хилем Калинченко исполнила вокально-симфоническую поэму Валерия Гаврилина «Военные письма». Напела детский цикл на стихи Хармса. Постепенно певица дрейфовала к старинным романсам. У неё была своя публика, жаль не массовая.
А ещё Калинченко не делала из профессии фетиша, ко всему относясь спокойно. Отвечая на вопрос журнала «Смена» об эстрадных долгожителях Кобзоне и Гурченко, она констатировала: «Иосиф Давыдович и Людмила Марковна — очень энергичные люди. Я не такая. Они не могут жить без своей профессии. Я, представьте, могу. В жизни так много интересного… Я люблю книги, музыку, стихи. Люблю свою семью, своих студентов».
С кинематографом, начавшись замечательно, роман певицы тоже не сложился. Калинченко пела за кадром таких картин как «Чудак из пятого «Б», «Мой добрый папа». Именно Таисия исполнила все партии главной героини в экранизации водевиля «Лев Гурыч Синичкин».
В 1975 году Калинченко получила одну из главных ролей в четырёхсерийном телевизионном фильме Петра Фоменко «На всю оставшуюся жизнь…». Она сыграла медсестру санитарного поезда Лену Огородникову. Песня, которая дала название фильму также вошла в репертуар Калинченко, но вот её, опять же, перепевали безбожно другие.
К сожалению, на этом кинокарьера Калинченко завершилась. Она не прошла пробы в фильм «Вторая попытка Виктора Крохина», роль отдали Гурченко. Таисия решила сосредоточиться на эстраде.
22 года она пела от Ленконцерта, а когда эта славная организация почила в бозе, пришлось выступать в ресторане.
Калинченко все же счастливый человек, поскольку рассуждает мудро и достойно: «Ну так на профессии свет клином не сошёлся. Конечно, бывают фанаты-учёные, фанаты-писатели, но... Эстрада — это молодость. Люди на эстраде не могут долго петь, особенно женщины. Пожилая на сцене никому не интересна. Это в опере ещё можно. Я это обдумала, начала себя уговаривать. И как-то стала легче относиться к тому, что у меня меньше работы».
До обидного жалко, что Таисия Калинченко спела и сыграла меньше, чем могла по таланту и способностям. Однако, свой след в искусстве она оставила. И немалый. Первая Звезда советской эстрады Анна Герман с Таисией Калинченко, ставшей исторически Золушкой советской эстрады ещё в начале 1970-х годов. Благодаря именно этой фотографии Таисии Калинченко и Анны Герман мы узнали эту историю Золушки и решили вам рассказать.

 

 

ФИНАНСЫ ЗАСТАВИЛИ ПЕТЬ РОМАНСЫ

Финансы заставили петь романсы: Таисия Калинченко в наши дниПесня «Золушка», помните: «Хоть поверьте, хоть проверьте…»? Её до сих пор «крутят» по радио. Чаще всего она звучит в исполнении Людмилы Сенчиной. А между тем первой исполнительницей «Золушки» была Таисия Калинченко:
— Таисия Семёновна, как так могло получиться? Редко, когда песня ассоциируется не с именем первого исполнителя…
— К тому времени, когда композитор Игорь Цветков написал «Золушку», я уже была лауреатом нескольких конкурсов. На конкурсе «Весенний ключ», который организовывали газета «Смена» и Ленинградский обком комсомола, я получила первую премию. Стала более-менее известной исполнительницей. Анатолий Бадхен предложил петь с его оркестром. Ко мне начали обращаться наши питерские композиторы — Андрей Петров, Александр Колкер и другие с просьбой первой исполнить ту или иную песню. И ничего удивительного не было в том, что замечательный композитор Игорь Цветков предложил мне первой спеть «Золушку», написанную им вместе с Ильёй Резником, который тогда ещё был актёром Театра имени В.Ф. Комиссаржевской.
Песня мне понравилась с первых аккордов. Выучила я её за минуту. Записала и стала петь в концертах. Примерно в то же время в оркестр к Бадхену пришла Люся Сенчина. И Анатолий Семёнович решил, что у неё «Золушка» тоже хорошо получится. Вот и все. А дальше пели обе.
— Такое положение дел могло привести к конфликту между вами и Сенчиной.
— Конфликта не было, но было неприятно. Так все хорошо у меня складывалось, и вдруг такая история. Непривычная… Конечно, мне было обидно, но никогда нигде ни единым словом я об этом не обмолвилась. А прошло время, и я поняла, как удачно получилось. Выиграла песня! Наверное, она и живёт так долго потому, что пели её и я, и Люся. Когда пришло время конкурса «Песня года-73», редакторы позвонили Цветкову и спросили, кого бы он из нас двоих хотел видеть в финале. Игорь назвал меня. И в финале пела я. Так что какие к Сенчиной могут быть претензии? Мы с Людмилой Петровной были в хороших отношениях.
— Композитор Андрей Петров говорил, что однажды, выбирая между вами и Пугачёвой, предпочтение отдал вам. Что это за история?
— Я сама эту историю услышала от Андрея Павловича несколько лет назад. Петров пригласил меня в Выборг на кинофестиваль «Окно в Европу» спеть для Ростоцкого на его юбилее, который там отмечался, песню из кинофильма «Белый Бим Черное Ухо». К этому фильму я записывала песню. Вот тогда-то Андрей Павлович и сказал, что записывали не одну меня. Ещё и Аллу Пугачёву. Мнения разделились, и тогда решили дать послушать членам худсовета записи анонимно. Алла Борисовна в то время ещё не была так известна. Ну и выбрали мою запись. А потом режиссёр решил ограничиться только инструментальной музыкой, и песня в фильм вообще не вошла.
Коль уж мы заговорили о неудачах… Был такой фильм «Вторая попытка Виктора Крохина». Мне предложили роль матери этого самого Крохина. Говорят, попробовалась я неплохо. Но худсовет решил: слишком молодо выглядит! На роль пригласили Гурченко. И Людмила Марковна прекрасно её сыграла.
Таисия Калинченко: ФИЛЬМ "нА ВСЮ ОСТАВШУЮСЯ ЖИЗНЬ"— Таисия Семёновна, а как вы вообще попали в кино? В частности, в фильм «На всю оставшуюся жизнь»?
— Совершенно неожиданно. Композитор Сергей Слонимский предложил мне спеть свой совершенно потрясающий цикл на стихи Хармса «Весёлые песни». Пела я в Филармонии. Концерт снимало телевидение. Во время трансляции меня и увидел режиссёр Пётр Фоменко. Он решил, что роль Лены Огородниковой должна сыграть я. Фильм живёт до сих пор. А песню «На всю оставшуюся жизнь» мы спели с Петром Фоменко на пару. Вот об этом мало кто знает. Он очень волновался, это я хорошо помню. И прислушивался к советам не только Баснера, но и моим. Здесь мы поменялись ролями.
— Не было соблазна продолжить работу в кино?
— Конечно же, соблазн был! Вскоре после выхода на экраны фильма «На всю оставшуюся жизнь» я получила несколько предложений, но слишком много было работы на эстраде. А ведь если о кино я даже не мечтала, то стать певицей хотела с самого детства.
— Таисия Семёновна, простите, если мой вопрос покажется вам бестактным. Однажды в редакцию позвонила возмущённая женщина, судя по голосу, не очень молодая. Жалобы на современную эстраду и претензии к современному телевидению перемежалось вопросами: а где такой-то или такая-то? И следовало перечисление имён кумиров 60-70-х годов. Прозвучало и ваше имя. Я не знал, что ответить. «Я слышала, Калинченко до ресторана докатилась! Могу вам даже сказать, до какого! Ресторан «Невский»!»
— Ну не знаю, как насчёт «докатилась», но ресторан был. Но не «Невский». А неподалёку от него — там, где когда-то было кафе «Шампанское. Мороженое». Там был открыт небольшой ресторанчик. И я действительно несколько лет там пела по вечерам. Исключительно романсы.
— Чем это было вызвано — невостребованностью?
— Естественно! Чем же ещё? «Ленконцерт» развалился. Какое-то время ещё оставались концерты по линии общества «Знание», потом и его не стало. Тогда-то мне и предложили петь романсы.
— Психологически тяжело было петь в ресторане?
— Я люблю Александра Вертинского. Эмигрировав из России, Александр Николаевич тоже довольно долго в Румынии пел в ресторанах. Не так давно, читая его письма, воспоминания, я наткнулась на мысли, схожие с моими. Вертинский пишет, что это было ужасное ощущение. Все сидят, едят, пьют, и он — со своими песнями. Но Вертинский нашёл оправдание перед самим собой. «Главное, я пою. Мне должно быть все равно, кто передо мной. Я должен делать своё дело и делать его как можно лучше!» К тому времени я Вертинского ещё не читала, но рассуждала примерно так же: «Какая разница, кто перед тобой! Все они — люди. Ну пришли перекусить. И что? Разве я от этого должна хуже петь?» Если бы вы видели, как меня слушали! А потом положение на эстраде постепенно стало выравниваться. Появились какие-то концерты, корпоративные вечеринки. Теперь я преподаю вокал в Театральной академии, зарплата небольшая, деньги лишними не будут. А то, что меня не видно на телеэкране… Что ж, эстрада — дело молодое…
— А как же Иосиф Кобзон, Людмила Гурченко?
— Иосиф Давыдович и Людмила Марковна — очень энергичные люди. Я не такая. Они не могут жить без своей профессии. Я, представьте, могу. В жизни так много интересного… Я люблю книги, музыку, стихи. Люблю свою семью, своих студентов.
Было у меня несколько концертов в Театре эстрады. Собирала музыкантов, платила за аренду. Наверное, надо было ещё вложить деньги в рекламу. Собирались неполные залы. Но приходили те, кому по-настоящему дорого моё творчество. После одного из концертов за кулисы пришла женщина и сказала, что у неё было депрессивное состояние, жить не хотелось, проходила мимо Театра эстрады, увидела афишу и решила отвлечься. Благо что билеты были. В общем, своим пением, как она сказала, я вернула ей веру в жизнь. Это дорогого стоит. Но без хорошей рекламы залы продолжали быть неполными, и я решила: потешила самолюбие, и достаточно. С песней я все равно не расстаюсь. Могу и в компании спеть. И просто для себя. Пение — естественное моё состояние. Иногда неожиданно замечаю за собой, что иду по улице и пою.
ВЛАДИМИР ЖЕЛТОВ, («Смена», 29.09.05).

 

 

ТАК И ОСТАЛАСЬ ЛЕНОЧКОЙ

Таисия Калинченко в юностиРовно сорок лет назад ярко засверкала звезда ленинградской певицы Таисии Калинченко: она победила на конкурсе «Весенний ключ». Это было ежегодное городское соревнование молодых талантов под эгидой газеты «Смена». Бесспорное дарование первокурсницы Консерватории заметили и композиторы, и режиссёры. Началась славная сольная карьера и съёмки в одном из лучших советских фильмов о войне...
В 1975 году на экраны вышли фильмы «Они сражались за Родину», «Зеркало», «Ирония судьбы...», «Сто дней после детства», «Единственная», «Афоня», «Табор уходит в небо». Но даже среди этого разноцветья советского кино не затерялась работа режиссёра Петра Фоменко «На всю оставшуюся жизнь». Эту картину смотрят и любят до сих пор. Как любят до сих пор и заслуженную артистку России Таисию Калинченко, сыгравшую одну из главных ролей — санитарку Леночку. Незабываемую песню о милосердии на немилосердной той войне Таисия Калинченко исполняет и по сей день.
Таисия Калинченко в 1975-мА впервые ленинградцы отметили серьёзный успех Таисии Калинченко сорок лет назад. Тогдашний главный редактор «Смены» Алла Белякова и сейчас с радостью вспоминает, как журналисты нашей газеты заметили и помогли проявить себя искренней девушке с глубоким народным голосом и тонкостью чувств.
— Не просто заметили, — говорит сегодня Таисия. — Мою фотографию опубликовали на первой полосе «Смены». Со старейшей городской газетой у меня связана вся жизнь. И интервью вашему изданию неоднократно давала, и на конкурсы ездила от обкома комсомола — их ярко освещали журналисты. «Смена» дала старт всей моей творческой жизни. Благодаря газете меня заметило и Ленинградское телевидение.
Именно по телевидению увидел Таисию режиссёр Фоменко. Сегодня Пётр Наумович — один из самых именитых театральных режиссёров России, спектакли его мастерской и актёры его труппы удостоены высочайших наград. А тогда Фоменко собирался снимать четырёхсерийный телефильм «На всю оставшуюся жизнь» и увидел в трогательной исполнительнице песен «Хоть поверьте, хоть проверьте» и «Топ-топ, топает малыш» свою героиню — юную санитарку Леночку Огородникову, пронёсшую любовь сквозь военное лихолетье. Таисия уже заканчивала Ленинградскую консерваторию, в которую с ходу была принята, едва приехала после окончания родной школы в селе Видное Ставропольского края. Режиссёр настаивал, что только Калинченко сможет сыграть в его фильме. И настоял.
24-летняя Тася приехала на съёмки в Лугу и… испугалась, поняв, что её партнёрами по съёмочной площадке будут корифеи советского кино Маргарита Терехова, Валентин Гафт, Майя Булгакова, Нина Ургант, Валерий Золотухин, Глеб Стриженов, Алексей Эйбоженко, Михаил Данилов... Она казалась себе неестественной в этом великолепном окружении, но многие звезды держались просто и помогали дебютантке.
Калинченко предстояло сыграть в фильме, казалось бы, с незатейливым сюжетом: санитарный поезд ездит то поближе к фронту — за ранеными, то обратно в тыл — везёт бойцов по госпиталям. По сценарию, основанному на повести Веры Пановой «Спутники», все роли были главными: врачей, медсестёр, солдат, офицеров, работниц пищеблока и хозчасти поезда. В фильме не было речи об атаках и генералах, он рассказывал об обычных людях, проявлявших милосердие в немилосердных условиях ужасной войны.
Суровый быт, ежечасный негромкий подвиг, потери близких и встречи с любовью рождали «братство боевое». Знаменитую песню «На всю оставшуюся жизнь» спели за кадром сам режиссёр и Таисия Калинченко — медсестра Леночка.
Поначалу среди замечательных фильмов 1975 года «На всю оставшуюся жизнь» был воспринят без особой помпы. Однако проверку временем он выдержал блестяще: с каждым годом его все чаще и чаще показывали на голубом экране, он любим и памятен. До сих пор Таисию Калинченко зрители называют Леночкой. И спрашивают, как затем сложилась её судьба.
«Леночка» пела песни ленинградских композиторов, с успехом выступала на всероссийских и европейских конкурсах. Скоро исполнится 15 лет, как заслуженная артистка России преподаёт искусство вокала на актёрском факультете Театральной академии. Но сольную карьеру не прерывает. По-прежнему ей рады лучшие концертные залы, и по-прежнему всегда просят спеть «На всю оставшуюся жизнь».
— На недавнем концерте в «Октябрьском», посвящённом 80-летию гениальнейшего композитора Вениамина Баснера, мне опять доверили исполнение этой песни, — признается Таисия Калинченко. — Хорошо, что пою её не только я. Недавно слышала, как её исполняли молодые. Хотелось бы, чтобы эта песня осталась. На всю оставшуюся жизнь...
ЛЮДМИЛА АНДРЕЕВА («Смена», 05.07.10).

 

 

ГОВОРИТЕ МНЕ О ЛЮБВИ

В прошлом номере мы представили одного из именитых участников фестиваля имени Клавдии Шульженко «Голубка» известную актрису Светлану Карпинскую. Продолжаем знакомить вас с другими участниками фестиваля. На этот раз нашим собеседником стала Заслуженная артистка России Taиcия Кaлинчeнкo, доцент кафедры музыкального воспитания Академии театрального искусства. Именно она представила в своё время публике песню «Золушка», которая до сих пор звучит в эфире. Таисия Калинченко Золушка советской эстрады Таисия Калинченко Золушка советской эстрады— Таисия Семёновна, чем вас заинтересовал фестиваль имени Шульженко?
— Её именем, которое, мне кажется, сегодня не то что забыто, но подзабыто. И не вся молодёжь уже помнит Клавдию Ивановну, хотя она основоположница нашей советской эстрады.
Ещё когда я училась в школе, у нас дома был патефон и пластинки Шульженко, Пьехи. Это 60-е годы, и я росла на их песнях. К сожалению, мне не довелось с ней пересечься, но большинство её песен знала наизусть.
— Вы снимались в фильме Фоменко «На всю оставшуюся жизнь». В картине снимался и ещё один участник фестиваля — Светлана Алексеевна Карпинская. Вы общаетесь?
— Мы немножко из разных сфер искусства. Но когда встречаемся, то с радостью приветствуем друг друга. Светлана для меня определенный символ, потому что она в потрясающем фильме сыграла — «Девушка без адреса». Она актриса, а певиц я считаю ниже рангом.
Я сейчас преподаю в Театральной академии и вижу, как студенты вкалывают. Они осваивают множество дисциплин. У них и речь, и акробатика, и мастерство каждый день, и вокал. Понимаете? Когда я училась, то у меня был только вокал, вокал и ещё раз вокал. То есть они очень профессиональные люди.
— Как-то раз вы сказали, что хотели с детства быть певицей, а актрисой даже и не мечтали.
— Конечно. Приглашение Петра Фоменко сниматься в кино было из ряда чего-то невероятного.
Уже потом я записывала музыку к фильму «Лев Гурыч Синичкин» — пела за главную героиню. «Мой добрый папа» — там я тоже пела. Это такие старые фильмы! К фильму «Белый Бим Черное ухо» записывала песню, но она не вошла.
Однажды меня пригласили попробоваться в фильм, но я очень молодо выглядела в свои годы и не подошла по фактуре.
— Вас приглашали поработать за границу?
— Нет, не приглашали. В советское время работать за границей было практически невозможно.
— Были же отдельные «выездные» артисты. Они давали концерты, снимали фильмы. Вот Бондарчук, например, снял «Ватерлоо».
— Это другой уровень — мэтры. И то, снимая там, гонорар они не получали. Бондарчук там снимал, но не жил.
— Многие участники фестиваля очень горько и безнадёжно отзывались о современной эстраде. Вы согласны с ними?
— Однобокость, конечно, есть. Если бы я была министром, то обязала телевидение хотя бы раз в неделю давать полчаса классики, полчаса старой эстрады. Показывать записи Шульженко, Кобзона, Магомаева, Ободзинского. Тогда бы, может, общий уровень подтянулся, меньше пошлости и непрофессионализма стало.
Я по телевизору часто смотрю «Фабрики звёзд». Там встречаются замечательные ребята. Но те, которые мне нравятся, куда-то пропадают. Я понимаю, что сейчас большие сложности с эстрадой. В советское время композиторы сами предлагали песни молодым певцам. Или я могла позвонить композитору, даже мэтру и попросить песню. Сейчас это связано с большими деньгами. Я надеюсь, что конкурс имени Клавдии Шульженко реально поможет кому-то.
— Какая ваша любимая песня у Клавдии Ивановны?
— «Говорите мне о любви, говорите мне снова и снова…» У неё много хороших песен.
— В одном из своих интервью вы обронили фразу, что можете жить вне вашей профессии. Неожиданно звучит от человека, который столько лет отдал вокалу.
— Ну так на профессии свет клином не сошёлся. Конечно, бывают фанаты-учёные, фанаты-писатели, но... Эстрада — это молодость! Люди на эстраде не могут долго петь, особенно женщины. Пожилая на сцене никому не интересна. Это в опере ещё можно. Я это обдумала, начала себя уговаривать. И как-то стала легче относиться к тому, что у меня меньше работы. Это очень действует на любого артиста… Вы понимаете, о чем я говорю, да?
— Я сразу вспоминаю о Клавдии Ивановне, Людмиле Марковне, Алле Борисовне.
— Это мэтры. Я не из их числа. Надо быть объективным. Я стараюсь к этому спокойно относиться. И тогда, когда я медленно-медленно сойду совсем с эстрады, для меня это не будет психологическим крахом.
Золушка Советской эстрады...Чтобы не уставать, а расцветать от работы, надо найти себе дело по душе. Я рада, что стала певицей. Волей-неволей перед каждым концертом приходится внутренне собираться, думать, как привести в порядок лицо, руки. Ведь если нет стимула хорошо выглядеть, нет и бодрого вида. Наша профессия весьма способствует подтянутости. Правда, есть ещё одна профессия — преподаватель, — которая позволяет надолго сохранять молодость. Знаю по себе, что общение с молодёжью заряжает энергией. И в то же время студенты очень критичны, замечают любую расхлябанность. Тут уж, хочешь не хочешь, приходится держать себя в тонусе. Вообще правильно выбранное человеком дело — хоть мытье посуды, хоть руководство страной — отличается тем, что оно не вредно для здоровья. Потому что ты прилагаешь усилия с удовольствием, не ломая себя.
БОРИС ГОЛОДЕЦ, («Наша версия в Питере», №21, 2007 г.).
От редакции. Публикация подготовлена по материалам из открытых источников в Интернете.

 

397 просмотров

      
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(2 голоса, в среднем: 5 из 5)


Материалы на тему

Журнал Анна Герман