Журнал Анна Герман

СЕСТРА АННЫ ГЕРМАН — РЕНЕТА ФРИЗЕН ИЗ ОРСКА

Вступление

корреспондент газеты «Земляки» (ФРГ).

Добро пожаловать в светлый дом Анны Герман!Дорогие читатели, теперь настало время представить вашему вниманию еще один очень любопытный материал, в котором рассказывается о первой встрече двух сестёр — знаменитой польской певицы Анны Герман и её двоюродной сестры из СССР Ренеты Фризен (г. Орск). Конечно, более подробно об этом вы прочтёте ещё в эксклюзивном интервью Ренеты Фризен, которое будет напечатано на страницах печатной версии журналов «АННА ГЕРМАН» и «СЕНАТОР». Но мы искренне благодарим автора ниже публикуемого текста статьи Emilia Fink — корреспондента германской газеты «Земляки», и нашего постоянного читателя из Берлина Алекса Шмидта, который любезно прислал нам данный текст материала газеты.

Текст статьи

Два портрета Анны ГерманМногим землякам, наверное, известна книга Артура Германа «Неизвестная Анна Герман». Её издание финансировал некий врач-психиатр Якоб Кирш из Берлина. Выход книги неожиданно помог открыть еще одну неизвестную до сих пор страницу биографии знаменитой певицы. Родственница Анны Герман Ренете Фризен, которая сейчас живёт в земле Niedersachsen, передала Якобу Киршу на время свой альбом с фотографиями и личными подписями на них Анны Герман и её матери Ирмы Давыдовны. (Сегодня Ренета Ивановна Фризен живёт в Германии, а в Орске знают и помнят её как Черненко по мужу. Она здесь работала врачом-гинекологом, была хорошим акушером и работала в клинике при никелевом комбинате, где оставила о себе славу и хорошего человека, и хорошего врача-акушера для женщин Орска. Её помнят здесь и как активного человека — много лет она занимала пост секретаря местной партийной организации. — Ред.)

Кстати сказать, сам доктор Кирш использует в лечении своих пациентов музыку Анны Герман. Он, конечно, был рад, что благодаря попавшему ему в руки бесценному альбому он может глубже исследовать образа Анны Герман. И по согласию с Ренете Фризен он предоставил несколько снимков из альбома газете «Земляки» для публикации.
Долгая дорога к родным. Фото на память: Анна Герман для сестры Нетты Все фотографии в альбоме — оригиналы и собирались в течении многих лет в ходе переписки между Анной Герман и Ирмой Давыдовной с её братом Иваном и племянницей Ренете Фризен (в семье Анны Герман её называли Неттой), которая родилась в 1937 году в Краснодаре. Её отец Иван Абрамович Фризен родился в 1906 году в селе Великокняжеском Люксембургского района Ставропольского края (как и сама Ирма Давыдовна — Ред.). В раннем детстве он остался круглой сиротой и вырос у своего дедушки, который был родным братом бабушки Анны Герман. В 1941 году семья Фризен разделила участь большинства российских немцев — её депортировали в Джамбул. Когда Ренете вспоминает голод того времени, она говорит, что мир не без добрых людей: один казах делал лепёшки — пёк их и кормил Ренету.
Её мама Ольга Самуиловна осталась с детьми и матерью одна, а Ивана Фризена забрали в Трудармию. Ренете вспоминает, что эти годы были очень тяжёлыми: мама с бабушкой работали на молочно-товарной ферме и вязали носки для фронта.
В 1945 году Ивану Фризену разрешили забрать семью в город Орск Оренбургской области, где он был в Трудармии. Здесь они прожили до самого выезда в Германию.
Красавица Анна ГерманБлагодаря Ренете и всплыли новые факты из жизни Анны Герман. В 1961 году семья Фризен в Орске получила письмо из Вроцлава. Оно было от Ирмы Давыдовны и Анны Герман. Они разыскивали Ивана Абрамовича Фризена. Через службу Красного Креста семья Фризен впервые узнала, что будущая знаменитая певица Анна Герман является их родственницей. Ирма Давыдовна в 1962 году посетила Орск, причём в последующем была там неоднократно. В 1971 году семья Фризен получила гостевое приглашение в Варшаву. Ренете Ивановна рассказывает:
— Это было в декабре, перед Рождеством. Я и папа приехали на поезде в Варшаву, муж Анны Герман, Збышек Тухольский, встретил нас на автомобиле Fiat. Он привёз нас к Ирме Давыдовне, которая жила в трёхкомнатной квартире. Она нас встретила с огромной радостью, беседы были затяжными, иногда до середины ночи. Анны в первый день не было, она была на гастролях. Вместе со Збышеком она приехала к Ирме Давыдовне на второй день после нашего прибытия.
Как сейчас помню, она зашла в квартиру и спросила у матери: «Где моя сестра Нетта?». Потом пристально смотрела на меня, затем попросила встать, и мы померялись ростом, после чего Анна разочарованной сказала:
— Вот видишь, я на десять сантиметров выше тебя.
Аня расспрашивала о моей врачебной деятельности в Орске. Она пригласила меня и папу на концерты, которые были в Польше. Мы побывали на двух концертах, один из них был с военным оркестром. Пела она только на польском. Я тогда заметила, что зрители её любят, зал был переполнен. Люди стояли весь концерт, так как не хватало свободных мест.
Ирма Мартенс с матерью и дочкой Аней во Вроцлаве (Польша)Анна после Италии купила матери трёхкомнатную квартиру, а сама жила со Збышеком в однокомнатной. Она меня пригласила в гости. В комнате была кровать, у которой были спилены ножки, так как Анна после автокатастрофы в Италии и долгого пребывания в гипсовом панцире страдала «страхом закрытых пространств» — ей всегда казалось, что потолок очень низкий. В комнате стояли рояль и рабочий стол. Все выглядело очень скромно, по крайней мере, невозможно было сказать, что здесь живёт знаменитая эстрадная звезда.
Аня была в очень хорошем настроении, шутила с нами, угощала нас бутербродами с чесноком и петрушкой. Дома говорили по-русски. Но Ирма Давыдовна запретила нам на улицах разговаривать по-немецки и по-русски. Она объясняла это тем, что «здесь не любят немцев и русских». Однажды вечером Ирма Давыдовна достала какие-то документы и, показав нам, сказала:
«Я — голландка! Я ездила в Голландию и все восстановила в архиве».
Она просила и моего папу переделать немецкую национальность на голландскую. Отец страшно возмутился, заявив, что этого он делать не будет. «Ирма, какая ты голландка? Я родился немцем, так же, как и ты, прошёл страшную Трудармию, до 1956 года был под комендатурой, и сейчас я должен отказаться от своей национальности?! Ни за что и никогда!».
Между ними на этой почве дело дошло почти до скандала. Ирма Давыдовна была очень недовольна упорством брата.
Надвигалось Рождество, и в церквях Анна пела песню «Ave Maria». Будущий папа Римский Иоанн Павел II, тогда кардинал Карел Войтыла, просил её петь в церквях. Церкви, в которых пела Анна, были переполнены прихожанами, многие приходили её послушать.
В 1973 году, когда Анна была на гастролях в Советском Союзе, она нам сообщила, что хочет нас посетить в Орске. И сказала: «Никаких журналистов и телевидения, я хочу приехать к вам инкогнито, кто знает, когда мы еще сможем увидеться». Она попросила встретить её в аэропорту. С раннего утра она была у нас дома, мы обедали, много разговаривали и вечером проводили её обратно в аэропорт. Никто не догадывался, что эта высокая женщина является певицей Анной Герман. Все это мы держали в глубокой тайне, так как в городе многие знали, что Иван Фризен — российский немец».
О том, что Анну Герман и Ренетте Фризен связывала очень тёплая дружба, свидетельствует надпись певицы на обратной стороне одной из фотографий Анны от 30 декабря 1971 года:
«Дорогая моя Нэточка, как хорошо, что ты такая добрая, спокойная, умная! Если мне придётся ещё в жизни поболеть — я приеду к тебе, хорошо?»
Твоя сестрёнка (подлиннее) Аня».

Ренете рассказала, что Анна с матерью и бабушкой перенесла все тяготы эмигрантской жизни. Сразу после переезда в Польшу у них были большие лишения, польский язык они не знали. Но с течением времени интеграция в другой стране всегда даёт результаты.
Ирма Давыдовна на новом месте узнала, конечно, законы жизни в социалистической Польше. И, как знать, если бы она не нашла «голландские корни» своих предков и вдруг обнаружилось бы, что Анна Герман немка — довелось бы нам когда-нибудь услышать небесный голос этой неповторимой певицы? С другой стороны, теперь ни в России, ни в Польше многие — даже поклонники Анны Герман — признают её только как польскую певицу с «голландскими корнями», не желая знать правду — что она немка, и что она говорила на нижненемецком (домашнем) языке (пляттдойч), ибо его не учат школе, но дома говорят только на нём.
Голос Ангела у Анны ГерманВскоре, в 1974 году, Иван Абрамович умер, он похоронен в Орске. Сама Ренете в 50-е годы окончила с красным дипломом медучилище, а потом медицинский институт в Оренбурге, до выезда она имела в Орске репутацию очень хорошего врача. Её мама Ольга Самуиловна, начиная с 60-х годов была в переписке с Ирмой Давыдовной и тётей Анны Герман Гертой Близнюк, которая в настоящее время живёт в Австрии. Даже после переезда в Германию в 90-е годы Ольга Самуиловна вела с ними переписку и дальше. Кроме этого постоянно приходили фотографии от Ирмы Давыдовны.
Конечно, переписка и часть фотографий потеряна в связи с переездом в Германию. В 2001 году Ольга Самуиловна Фризен умерла.
Сама Ренете Фризен никогда не афишировала своё родство с Анной Герман. Она слишком скромный человек.
Газета «Земляки» (Германия).

Анна Герман... В ней восхищал голос с оригинальным тембром

 

 

 

🔥 П О Р Т Р Е Т Н А Я   Г А Л Е Р Е Я   А Н Н Ы   Г Е Р М А Н 🔥

«Она колдует, — размышляла я, вырываясь на миг из-под обвалов печали, — колдует или она заколдована? Но ведь нет такого вопроса — она тем и колдует, что заколдована, тем и безысходно колдовство музыки, что оно пропало в себе, в этом без дверей царстве! — тем и убедительно прощанье — с человеком, с молодостью, с судьбой, — с жизнью в последнем полете — Анна, Анна, для того ли тебе возвращена эта жизнь — чтобы ею играть, в последнем-то счёте? Колдунья, заколдовавшая зал...»

 

Малоизвестный портрет Анны Герман из архива журнала СЕНАТОР, публикуется впервые в честь 85-летия со Дня рождения певицы!

 

Мало известный портрет Анны Герман из архива журнала СЕНАТОР, публикуется впервые в четь 85-летия со Дня рождения певицы!

 

 

Анна Герман в Москве, на сцене Кремлёвского дворца съездов ЦК КПСС

 

Анна Герман в Узбекистане

 

Анечка Аня-Анютка

 

 

Ирма с маленькой Анечкой справа, снимок сделан в школе в Ургенче (17 сентября 1937 года), где работала Ирма Мартенс-Герман... «У меня был хороший голос, — вспоминает Ирма в одном интервью, — но мне было далеко до него». Но этому голосу суждено было воскреснуть в дочери Ойгена и Ирмы — Анне, которая пронесла его далеко за пределы своих обеих родин.

 

Анна Герман в Ессентуках

451 просмотров

      
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(11 голосов, в среднем: 1.7 из 5)


Материалы на тему

Журнал Анна Герман