Карусель


Архив: Август 2017 года

НАША СКАЗКА

Наша сказка... Андрей АрхангельскийНаша сказка... Фанаты Анны Герман, на первый взгляд, чем-то напоминают фанатов Киркорова: та же восторженная, с придыханием, интонация, от которой любому трезвомыслящему человеку становится плохо. Безусловно, по первичным признакам, это каста или секта: там только «свои». Меня всегда парили клубы по интересам, клубы по любви: клубная любовь имеет привкус групповщины, коллективного соития, коллективной морали... Но клубы Анны Герман оскомину не вызывают. Они похожи друг на друга, как счастливые семьи. И это при том, что песен, исполненных Герман на русском языке, не так-то много. К тому же спела она их четверть века назад, да и появлялась в Советском Союзе ненадолго, наездами. Откуда такая любовь? Вероятно, здесь проявляется та самая странная привязанность к артисту из другой страны, который — вольно или невольно — почувствовал наш характер, интонацию, и выразил ее лучше нас самих. Пиаф. Адамо. Азнавур. Матье. Герман. Но только Герман из всех перечисленных была нашей не только в духовном, но даже в физическом смысле.

ЛЮБОВЬ МОЯ — МЕЛОДИЯ!

Любовь моя — Мелодия! Муслим МагомаевЛюбовь моя — Мелодия!
«На башне слов я знамя водрузил,
своё перо в чернила погрузил»

(Низами: «Лейли и Меджнун»).
Я горжусь своей родиной и люблю её. И пусть такое вступление к книге воспоминаний сочтут несколько пафосным, но это так. И всю жизнь я раздваивался в этой своей любви: говорил, что Азербайджан — мой отец, а Россия — мать. Появившись на свет, получив хорошее образование, сделав первые шаги в своей профессии на прекрасной земле, земле великих Низами, Хагани, Вургуна, Гаджибекова, Бюль-Бюля, Ниязи, Караева, Бейбутова, Амирова — список можно продолжать, — я очень молодым приехал в Москву. И она вмиг сделала меня известным всему Советскому Союзу, открыла передо мной огромные горизонты, окружила любовью.
Любовь моя — Мелодия! Сейчас я живу в Москве и вижу, как день ото дня она хорошеет, превращается в настоящую красавицу (и за это надо сказать «спасибо» главному москвичу — Юрию Михайловичу Лужкову). Но я всегда помню и наш бакинский двор, и бульвар на берегу тёплого Каспия... Я часто приезжаю в свой Баку как на святую для меня землю. Для бакинцев их город — это не место рождения, это нечто большее. Бакинец — это особый характер, индивидуальность, особый стиль жизни. Разбросанные теперь, в силу разных жизненных обстоятельств, по многим странам, бакинцы, люди разных национальностей, стараются и там общаться между собой и по возможности хоть на несколько дней возвращаются в родной город.
Работая над книгой в Москве, я мысленно постоянно переносился в свои детство, юность, которые прошли в Азербайджане, вспоминал своих учителей, друзей и всех тех, кто так или иначе помог мне стать тем, кем я стал. Помог своим вниманием, добротой, своей дружбой, поддержкой и просто тем, что они были в моей жизни.
Моя республика пришла мне на помощь и на сей раз — когда появилась возможность издать эту книгу. Но сначала было предложение... Если бы не издательство «ВАГРИУС», я бы не написал свою книгу — все откладывал её на потом. Но годы, к сожалению, притупляют нашу память. Многое мне вспомнилось уже после того, как была поставлена последняя точка в рукописи. Книга была уже в издательстве, а я все что-то дописывал, вставлял в готовый текст. Конечно, многое вспомнится и после выхода книги в свет, но будет поздно..., впрочем, главная наша книга не на бумаге, а в нас самих. Как прекрасно сказал замечательный поэт Роберт Рождественский: «Живут во мне воспоминания; Пока я помню — я живу...».

ИСТОРИЯ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ

История российских немцев... Валентина ЧеботарёваИстория российских немцев... Немцы России. Когда и почему они оказались в нашей стране?
История российских немцев... Корни «немецкого вопроса» уходят вглубь веков. Первое упоминание об установлении дипломатических отношений России с Германией относятся к Х веку, когда Русью правила княгини Ольга, вдова князя Игоря. Русские летописи, датированные ХII веком, повествуют о торговых взаимоотношениях Руси и германских княжеств. В летописи от 1174 года отмечается, что в Киеве и Новгороде проживают немецкие торговые люди. Селились они обособленными общинами, по религиозному признаку, квартал, в котором они проживали в Киеве, местные жители именовали «Латиной». В Киеве вели торговлю купцы из Регенсбурга, Вены, Эмса.
О характере торговых отношений Новгорода с немецкими купцами даёт представление летопись, датируемая 1195 годом, из которой узнаем, что немецкие купцы, приезжающие торговать, разделялись на две гильдии: морских и сухопутных, в зависимости от того, каким путём прибывали в Новгород.
В правление князя Ярослава Владимировича было заключено соглашение, направленное на защиту интересов торговых людей. Договором было установлено: если убьют новгородского посла, заложника, или священника за морем и немецкого в Новгороде, то штраф составляет 20 гривен серебра «за голову; если же убьют купца, то 10 гривен; если мужа свяжут без вины, то 12 гривен за бесчестье; если ударят жену, или дочь мужа, то князю 40 гривен за бесчестье, столько же — обиженной... Немца в Новгороде, а новгородца в немецкой земле не сажать в тюрьму, но брать своё у виновного».
Смоленский князь Мстислав в 1229 году заключил договор с Готским берегом и Ригой. В документе подчёркивалось, что этот акт был заключён для «избежания разлюбья», чтобы русским купцам в Риге и на Готском берегу, а немецким в Смоленской волости «любо было и добросердье вовек стояло». Условились: торгуют иностранцы беспрепятственно, без уплаты пошлин; долги выплачиваются прежде иностранцам. Соглашение предусматривало наказание при криминальных случаях: за убийство вольного человека следовало заплатить 10 гривен серебра, за холопа — гривну; за повреждение тела 5 гривен. Установили и «плату за бесчестье»: если кто застанет иностранца у своей жены, то «берет за позор» 10 гривен серебра; столько же — за насилие над свободной женщиной.

    
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(233 голоса, в среднем: 0.5 из 5)

Журнал Анна Герман